Голосование




влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:



Директор "Укртелекома" Юрий Курмаз: о карантине, цифровом разрыве и стратегии компании в эпоху свертывания голосовой связи

23 марта 2020
Директор
Директор "Укртелекома" Юрий Курмаз

Один из крупнейших в Украине телекоммуникационных операторов компания "Укртелеком" недавно подвела итоги 2019 года. В целом, его можно признать успешным – EBITDA компании увеличилась почти, на 10%. Структура же доходов компании подтверждает тренд прошлых лет – падение доходов от голосовой телефонии и их рост от интернет-услуг. Рост пока еще не совсем покрывают снижение, но если тренды сохранятся, то это может произойти в течение нескольких лет.

Подписывайтесь на каналы и сообщества портала PROTV.UA :

Телеграм-канал - https://t.me/protv_ua

Youtube-канал - https://tinyurl.com/y5nf4ymr

Группа в Фейсбук - https://tinyurl.com/y6dnunnb

Александр Глущенко: Спутниковое ТВ – как хобби - https://goo.gl/xy1NTJ

Более подробно обсуждаем прием и телеканалы на форуме ПроТВ - https://goo.gl/tcXoBx

Українські Новини обсудили с директором "Укртелекома" Юрием Курмазом вопросы стратегии компании в сложившейся ситуации, планы ее развития и перспективы привлечения инвестиций. А также действия в условиях эпидемии коронавируса и важности преодоления "цифрового разрыва" в Украине в этой связи.

Начнем с итогов года. Судя по ним, прошлогодняя тенденция продолжается: рост доходов от интернет-услуг и падение доходов от фиксированной телефонии и от межоператорских расчетов. Пока фиксированная телефония превосходит интернет-доходы, но расстояние между ними ощутимо сокращается. Если говорить о будущем фиксированной телефонии, то видите ли вы необходимость прикладывать значительные усилия для  сохранения ее абонентов? Когда доходы от интернет-услуг могут  превысить доходы от фиксированной телефонии?

Действительно, у нас ежегодно растут доходы от предоставления услуг Интернета. В течение последних пяти лет мы наблюдаем стабильный прирост дохода в этом направлении. В среднем за последние пять лет, в контексте предоставления Интернет-услуг, это ежегодный рост на 7-12%. А вот доля доходов от предоставления интернет-услуг в общих телеком доходах растет на 2-4 п.п. ежегодно. Естественно, мы прикладываем усилия, чтобы доля доходов от современных услуг, основанных на IP-технологиях, постоянно росла. Этому способствует ряд факторов, прежде всего: расширение географии с современными телеком-услугами и доступу к Интернету. Мы расширяем сеть исключительно с помощью оптического доступа. Это, в свою очередь, способствует как приросту абонентов, так и увеличению среднего дохода с абонента. Это ключевой фактор, влияющий на рост доли доходов от Интернет-услуг. В корпоративном сегменте рост дохода от предоставления IP-сервиса опережает снижение доходов от традиционной фиксированной телефонии. Этот тренд мы стараемся распространить и на массовый сегмент. Впрочем, пока такой пропорции не наблюдается, а происходит лишь стремительный рост абонентской базы, использующей современный оптический доступ. Ежегодно количество таких абонентов в новых подключениях удваивается. Мы рассчитываем, что в течение следующих года-двух доля предоставления услуг от ШПД сравняется и превысит доходы от предоставления традиционных голосовых фиксированных услуг. И да, мы прикладываем разумные усилия для сохранения базы абонентов, пользующихся голосовыми фиксированными услугами и, как следствие, рассчитываем замедлить темпы снижения доходов от предоставления традиционных услуг. Это и проведенная модернизация в шести крупнейших городах, когда мы переходили с АDSL-технологий в ШПД на VDSL-технологию. Это позволило нам посредством инсталляции более тысячи шкафов "Multi-Service Access Node" улучшить качество доступа по медной линии к Интернету. И, соответственно, услуги голосовой телефонии с улучшенным доступом к Интернету остаются востребованными. Конечно, мы стремимся удержать абонентскую базу, демонстрирующую востребованность в фиксированных голосовых услугах.  

По вашему мнению, насколько они востребованы и кто эту востребованность  демонстрирует? Можно ли какими-то конкретными предложениями маркетингового плана это все поддерживать? Или  единственный путь - это сохранять, поддерживать услугу на надлежащем уровне, поскольку это значительная часть доходов, но понимать, что перспективы, увы, здесь не радужные.

Мы не видим здесь перспектив роста. Снижение доходов от традиционной голосовой телефонии как мобильной, так и фиксированной - это глобальный тренд. Так, у отечественных операторов снижаются доходы от предоставления традиционных голосовых услуг, поскольку идет миграция в ОТТ-сервисы: голосовые услуги, различный Интернет-контент, "месседжинг", "Voice-over-IP". Востребованность мы видим прежде всего в корпоративном сегменте. Там отток абонентов голосовой фиксированной телефонии незначительный.

У вас прирост интернета больше, чем отток "голоса"?

Да, в доходах в бизнес сегменте. При этом мы наблюдаем незначительный отток абонентов B2B голосовой телефонии, по сравнению с массовым сегментом. Это связано надежностью и удобством фиксированной телефонии для бизнеса. Тем более, что мы предоставляем и услуги облачной АТС. То есть нельзя сказать, что корпоративный сегмент остается консервативным и вовсе не отказывается от услуг фиксированной телефонии. Есть потребность в голосе и мы ее удовлетворяем. И это не только телефония по медным линиям, а и телефония "голос через IP" либо SIP-линии, либо облачный АТС. В массовом же сегменте наблюдается отток, темпы которого мы пытаемся снизить с помощью альтернативных решений. Например, мы заменяем медный доступ к голосовым сервисам на беспроводный, устанавливая GSM-телефоны  с использованием сети нашего дочернего предприятия "ТриМоб", которое в национальном роуминге с Vodafone-Украина  позволяет нам реализовать данное решение. Также мы предлагаем услугу доступа через IP-протокол к голосовым услугам. При развитии сети GPON, когда конечное оборудование пользователя имеет специальный порт, куда подключается обычная медная линия обычного аналогового телефона, конвертируется в IP-протокол. Тем самым мы можем обеспечить наших клиентов, нуждающихся в сервисе фиксированного "голоса".

Если говорить об интернет-услуге, то,  несмотря на рост доходов, мы видим снижение количества абонентов на 10%. Вы говорили о тех абонентах, которые пользуются медным доступом. Каковы ваши прогнозы по тенденции по количеству абонентов? В отличие от фиксированной связи, в интернет-услуге вы никакой не монополист и даже близко. Каким вы видите свое место на очень конкурентном рынке, на котором конкурируют крупные и мелкие фиксированные операторы, мобильные операторы? За счет чего будут выбирать вас?

У нас отток абонентской базы ШПД в основном обусловлен  отказом абонентов от  доступа к Интернету по медным линиям - по технологии ADSL. Да, здесь скрывать нечего - технология устаревшая. Она не обеспечивает достаточно высокие скорости доступа к Интернету. Следовательно, абоненты, имея возможность выбора альтернативного доступа на более высоких скоростях, очень часто отдают предпочтение ему. Также на медных линиях страдает и качество доступа к Интернету, и мы тоже это не скрываем. В немалой степени это обусловлено злонамеренным вмешательством в инфраструктуру "Укртелекома". Если у нас воруют 3 метра медного кабеля в минуту, то говорить  о стабильном качестве доступа к Интернету по медным линиям не приходится. Этот фактор в немалой степени влияет и на отток абонентов. Когда мы проводим наши внутренние маркетинговые исследования и изучаем факторы, повлиявшие на решение абонентов отказаться от услуг доступа к Интернету от "Укртелекома", то треть абонентов указывают на нестабильность доступа из-за прерывания сервиса по причине  кражи. А также их не устраивает скорость. Нельзя сказать, что это очень критично. Это преодолимое препятствие и мы как раз над этим работаем, модернизируя и расширяя сеть. Определенная часть абонентов отказываются от интернета в целом из-за переездов, смены локации офисов и, в том числе, из-за финансовых трудностей. Но я подчеркиваю, что в постоянно растущей базе абонентов, подключенных к Интернету по оптике, наблюдается крайне низкий отток. Это не более 1% общего оттока абонентов. То есть это стабильная и надежная абонентская база. Это сказывается на росте дохода от Интернет-доступа. Я еще раз подчеркиваю, что из года в год количество наших абонентов, подключенных к Интернету по оптике, удваивается. В 2019 году их доля в новых подключениях в массовом сегменте достигла 40%.  Это вселяет уверенность в то, что этот сегмент у нас будет развиваться и мы будем поддерживать этот тренд и, более того, усиливать. Все инвестиционные программы  в "Укртелекоме", направленные на расширение сети, равно как и на модернизацию существующей медной инфраструктуры, нацелены на подключение абонентов ШПД как в массовом, так и в корпоративном сегментах именно по оптическому доступу к Интернету.

Где вы видите свою нишу на рынке? В новых населенных пунктах? Или там, где вы уже есть, но за счет каких-то новых продуктов более выгодных, чем у конкурентов? почему к вам должен прийти новый абонент?

Мы видим перспективы в расширении географии присутствия "Укртелекома". И, как я сказал ранее, мы расширяем нашу сеть с использованием исключительно оптических решений и оптических технологий. Кроме того, мы направляем наши усилия на модернизацию существующей инфраструктуры. Если говорить о расширении, то это в основном небольшие населенные пункты, где нет вообще доступа к высокоскоростному Интернету, а модернизируем там, где доступ к Интернету фрагментарно присутствует в тех или иных микрорайонах. Таким образом, мы и модернизируем свою сеть и расширяем, покрывая новые населенные пункты.   Кроме того, при модернизации мы используем так называемый Smart-CAPEX подход, то есть разумные капитальные инвестиции в мегаполисах или крупных городах, направленные на модернизацию медной инфраструктуры, замену медного доступа на оптический, чтобы стабилизировать нашу абонентскую базу, расширить ее, а также, возможно, продолжать предоставлять голосовые услуги с использованием технологий Voice-over-IP. Мы видим возможность и в расширении сети и в модернизации в крупных населенных пунктах. Если говорить о цифрах, то в текущем году в модернизацию  в крупных населенных пунктах и городах-миллионниках мы намереваемся  инвестировать от 50 до 100 млн грн. Между тем, на расширение сети, где нет высокоскоростного надежного доступа к Интернету, мы рассчитывает вложить не менее 200 млн грн.

Если говорить о вашем расширении в небольших населенных пунктах, то это означает, что количество абонентов там небольшое. И каков самый маленький населенный пункт, в который вы готовы прийти? Где эта грань?

Выбор населенных пунктов  основан на разумном использовании существующих ресурсов "Укртелекома". Почти 60 тыс. км оптических линий связи позволяет нам выбирать населенные пункты, удаленность которых от точки присутствия оптики незначительная или позволяющая окупить вложенные инвестиции в ближайшей перспективе. При этом, мы используем так называемый "каскадный подход". Если мы прокладываем магистральную оптику от какой-то муфты магистральной оптоволоконной линии связи в некий пункт А с количеством домохозяйств, превышающем 200, то по ходу мы можем проходить населенные пункты с не таким значительным количеством – например 50. Поэтому, используя эффект масштаба, мы не фиксируемся на количестве домохозяйств, которые есть в населенном пункте, не обеспеченном высокоскоростным доступом к Интернету. Определяющим для нас фактором является окупаемость вложенных инвестиций.  Как правило это населенные пункты, превышающие 100-150 домохозяйств.

Условно говоря,  одним из решающих факторов является география имеющейся инфраструктуры.

Да, и возможность ее расширения. Если говорить о покрытии всей неохваченной высокоскоростным доступом к Интернету территории, то это требует значительных инвестиций. Как вы знаете, мы разработали и предложили свое видение решения проблемы преодоления цифрового разрыва. Мы не видим иной альтернативы, кроме как  государственно-частное партнерство.

Если вы уже вспомнили о цифровом разрыве… Общались ли вы с правительством после прихода к власти Владимира Зеленского об этом?  И был ли отклик?

Да, наше предложение "у них на столе": и у предыдущего премьера Алексея Гончарука, и у нынешнего - Дениса Шмыгаля. У нынешнего премьера есть предложение от "Укртелекома" и он знаком с нашим подходом, когда он еще был в статусе Ивано-Франковского губернатора. Была личная встреча нашего руководителя макрорегиона, где мы презентовали наш подход в преодолении цифрового разрыва в сельской местности Ивано-Франковской области. Увы, пока нет никакого фидбека или четкого ответа от правительственных структур, включая вице-премьера по цифровой трансформации Михаила Федорова. Одна из озвученных ими причин - это желание измерить этот цифровой разрыв с помощью регулятора, чтобы понимать масштаб заявленной проблемы. У нас имеется собственное внутреннее исследование, в достоверности которого мы уверены и которое, кстати, совпадает с результатами исследования Huawei, представленными правительству.  Кстати, если бы мы приступили к реализации нашего предложения по цифровому разрыву еще при правительстве Владимира Гройсмана, у нас уже были бы значительные успехи по цифровизации небольших населенных пунктов.

В основе нашего предложения по преодолению цифрового разрыва два важных аспекта. Первый - это обеспечить современный оптический доступ к Интернету в 5 с лишним тыс. населенных пунктах, где проживает 3,6 млн населения и второй - где сосредоточены чуть больше 4 тыс. учебных заведений и порядка 1 200 медучреждений. Вот это был наш фокус. Цена вопроса - 3,8 млрд грн должны были быть инвестированы в преодоление этого цифрового разрыва или, если проще говорить, в построение туда магистральной оптики и распределительных оптических сетей и установку необходимого оборудования. Из них 2 млрд мог бы инвестировать "Укртелеком", а господдержка необходима в размере в 1,8 млрд грн., т.е. практически – как для строительства Шулявского моста в Киеве.  И за 2,5-3,5 года можно было ликвидировать цифровой разрыв во всех  сельских населенных пунктах, где на сегодняшний день есть учебные заведения и медучреждения. А в итоге, это позволило бы подняться Украине по покрытию высокоскоростным оптическим доступом к Интернету к европейскому уровню: 95% - в целом по стране, 80% - в сельской местности.

Карантин может быть аргументом для реализации данного проекта, потому что не факт, что это не повторится через какое-то время.

И не только карантин. Как ни странно может прозвучать, но аргументом для более внимательного отношения к нашему предложению  может быть и то, что принято важное, по-моему, абсолютно разумное решение о строительстве мобильного доступа с использованием  технологии LTE в небольших населенных пунктах. Но мы должны принимать во внимание, что мобильный доступ к Интернету  - это complementary, т.е. дополнительный сервис. Поскольку мобильный доступ, о чем свидетельствует европейский опыт, не обеспечивает в целом потребности домохозяйств в доступе к современным  сервисам, основанных на  IP-технологиях. При практически 99%-ом покрытии европейских домохозяйств cетью LTE (4G), только 9,5% домохозяйств  используют для доступа к Интернету исключительно беспроводной доступ. Это говорит  о том, что потребности домохозяйств только лишь мобильным интернетом не обеспечиваются.

Это связано больше с ценой вопроса или качеством связи?

Нет, проблема в емкости и пропускной способности мобильного интернета. С ценой вопроса это никак не связано. С ценой наблюдается как раз абсолютно обратная тенденция. Фиксированный доступ к Интернету в Европе часто стоит дороже, чем мобильный, но, как показывает европейская практика, только 9,5% домохозяйств использует его в качестве единственного источника Интернета.

У нас не совсем так. Тарифы фиксированных операторов безлимитные, а у безлимит значительно дороже, а с дешевыми пакетами вы Netflix в большом объеме не посмотрите…

Точно. И надо не забывать в чем корень и лимитированных пакетов, и политики fair usage - в емкости и пропускной способности. Вы не сможете обеспечить посредством LTE потребление домохозяйством 650 Гб в месяц. Это текущее потребление в нашей сети домохозяйством трафика в сельской местности с использованием скорости 1 Гбит/с. У тех, кто пользуется пакетом со скоростью  200 Мбит/с - этот показатель равняется 280 Гб, со скоростью 100 Мбит/с - 150-200 Гб. Значительный объем. Что мы видим по отчетам коллег-мобильных операторов? У них среднее потребление абонентом выросло до 4,1 Гб, это несравнимые цифры.

Стимулы для более активных действий в преодолении цифрового разрыва - это не только необходимость электронного обучения и электронного здравоохранения, электронного самоуправления, "государства в смартфоне". Стимулом должно быть то, что смартфон сам по себе не может обеспечить потребности во всех указанных сервисах. И тем более не обеспечивает потребности самого домохозяйства в доступе  к различным мультимедийным сервисам, начиная от видеоконтента и заканчивая общеобразовательными программами, социальными и бизнесовыми электронными потребностями того или иного клиента.

Директор Директор "Укртелекома" Юрий Курмаз.

Если говорить о больших городах, где вы присутствуете, то развитие будет направлено на модернизацию существующей сети или все-таки на покрытие районов, где вас еще нет?

Как правило, это модернизация уже существующей сети. В крупных населенных пунктах (города миллионники, областные центры) мы наблюдаем близкое к 100% покрытие фиксированным Интернетом. По нашим исследованиям, в целом по стране у нас покрытие 85%. В сельской местности - 56%. В крупных городах почти нет белых пятен. Как правило 2-3, а то и до 12 провайдеров оказывают услуги в многоквартирных домах, а в частном секторе их меньше, но они там тоже есть. В основном наша программа будет направлена на модернизацию существующей медной инфраструктуры

За счет чего вы выбираете районы для модернизации? Вы оцениваете уровень конкуренции или географию имеющейся у компании инфраструктуры?

Мы принимаем во внимание несколько факторов. Первое - вопрос конкуренции  с существующими провайдерами. И второе - это высвобождение инфраструктуры, которая требует бОльших финансовых ресурсов на ее содержание и поддержку по сравнению с современной оптической ИКТ (информационно-коммуникационной, ICT) инфраструктурой. И получаем два эффекта - стабильную или растущую абонентскую базу в ШПД и возможно телефонии и снижение операционных расходов на поддержание сетевого и линейного оборудования для ADSL-доступа.

Если сравнить ARPU абонента с ADSL-доступом и абонента на оптоволоконной сети?

У пользующихся оптическим доступом он в среднем на 30% выше. Это 130 гривен против 100 гривен (без НДС). За счет такой ситуации мы демонстрируем рост дохода от услуг ШПД при снижении абонентской базы.

Модернизация и расширение сети - это фактор роста нашего ARPU и каждый год мы удваиваем количество подключаемых абонентов на этих сетях. И в 2019 году их доля в общем количестве вновь подключенных абонентов достигла 40%. Год назад было 30%. И снижать темпы мы не собираемся.

Пойдем дальше. Вы всегда подчеркивали, что IPTV - это одно из предложений на которое вы делаете ставку. Но из вашего годового отчета видно, что количество абонентов там не выросло. в чем причина?

В оттоке абонентов, которые используют ADSL-доступ. Это тот же тренд, который мы наблюдаем в общем в абонентской базе Интернет-услуг. Мы их замещаем новыми пользователями в более современных сетях, но скорость замещения еще не такая высокая, чтобы получать прирост. Хотя устойчивый тренд в текущем году мы уже наблюдаем.

У вас есть статистика отдельно по абонентам IPTV на оптоволоконной сети?

Мы можем говорить о доле абонентов IPTV среди всех абонентов оптического доступа. Сейчас это 14% и она растет. Но в общей массе абонентов IPTV это, пока еще, меньшинство. Для сравнения - у всех наших коллег, национальных европейских инфраструктурных операторов считается хорошим результатом, когда проникновение  IPTV на уровне 10%.

Перейдем к вопросу кабельной канализации. с одной стороны - это ваше преимущество - быть владельцем такой уникальной инфраструктуры, с другой стороны - большая головная боль, поскольку ее нужно содержать и за счет нее кормятся ваши конкуренты - серые интернет-провайдеры. Какая динамика по легализации  пользователей кабельной канализации? Насколько велика доля пиратов?

Согласен, наличие в собственности ККЭ дает преимущество, поскольку мы владеем уникальным активом, но это накладывает и определенные обязательства, чтобы поддерживать ее в рабочем состоянии, решать вопросы охраны и безопасности. Равно как и борьбы с нелегальным доступом. Нелегальный доступ - это элемент использования неконкурентных, скорее даже незаконных методов. Я бы не сказал, что цифра угрожающая. Мы следим за ситуацией, добропорядочные коллеги по рынку помогают нам в этом. Долю нелегального кабеля в нашей канализации мы все еще оцениваем в 20% в крупных городах.

Какая динамика этой доли?

Она несомненно уменьшается. Нельзя сказать, что на данный момент интерес к ККЭ зашкаливает. Мы бы не назвали это одной из наших главных проблем, в отличие от краж медного кабеля. Да и размер доходов от использования ККЭ уже не растет последние несколько лет.

Что касается краж. мы видим, снижение динамики краж в 2019, ее уровень все равно остается высоким. и как бы вы оценили свое общение с госорганами - как МВД, которые должны бороться с кражами, так и с депутатами, которые могут усовершенствовать законодательную базу в этой отрасли? Насколько вас слышат?

Это настоящая точка боли "Укртелекома", настоящий бич для всей отрасли, как для фиксированных операторов, так и для мобильных. Просто мы выделяемся на этом фоне, по причине привлекательности меди для воров, но перерубают и волоконные кабели других операторов тоже. Да, тенденция к снижению - это позитивный фактор. К нему привело то, что проблема остро обсуждается с 2018 года и в 2019 - еще более интенсивно. Откровенно скажу, проведение выборов как президентских, так и в Верховную Раду обострило актуальность вопроса. На 40% в целом, а в некоторых областях - на 60-70% уменьшилось количество краж на период выборов. Это говорит о том, что при должном внимании к проблеме правоохранительных органов, общественности, местных властей - она не будет нерешаемой. Нужна консолидация многих стейкхолдеров, чтобы искоренить  ее как явление. Хорошо, что есть законодательные инициативы. Например, повышение ответственности за прием нелегального лома, на наш взгляд, могло бы существенно помочь устранению проблемы краж. Во многих европейских странах медных лом принимается на переработку только от телеком-операторов либо уполномоченных ими структур. Равно как усиление уголовной ответственности лиц, осуществляющих кражи.

Эти инициативы уже есть в виде законопроектов в Раде?

Да, есть законопроект об усилении уголовной ответственности. Но это все только инициативы, они обсуждаются. Есть мнение, что это чрезмерные меры, ведь кто-то может случайно повредить кабели и за это не стоит сажать в тюрьму. Но мы настаиваем, что караться должна злонамеренность. Пока нельзя сказать, что этот вопрос решен. Разговоров много, но консолидированного мнения нет. Мы, как операторы, с проблемой пока остаемся один на один.

После выборов МВД стало больше реагировать на кражи, или охладели к проблеме?

Нельзя сказать, что внимание МВД к вопросу резко снизилось. Подтверждение этому - снижение количества краж. Но все отличается от региона к региону. Проблема наиболее остро стоит в Днепропетровской, Киевской областях. И проблема не столько в задержании, сколько в последующей квалификации правонарушения и содержании подозреваемого под стражей. Сегодня задерживается группа с техникой, а завтра - все на свободе. Тут вопрос больше к прокуратуре и судам.

Есть ли примеры серьезных посадок? Какое за это преступление предусмотрено максимальное наказание?

Сроки есть,  но их дают, если у преступника есть другие "грехи". Это редкие случаи. Зачастую преступление квалифицируется как мелкая кража с наказанием в виде условных сроков. Преступник остается на свободе и может продолжать кражи. У нас есть список лиц, которые по три, по пять раз за год задерживаются. Техника не конфисковывается.   Безнаказанность - одна из основных причин высокого уровня краж. Мы настаиваем, что повреждение телеком инфраструктуры должно серьезно караться.

Какой сейчас уровень кредиторской задолженности, сколько вы готовы привлечь инвестиций в 2020 году, с помощью каких инструментов?

У нас очень здоровое отношение размера кредиторской задолженности к EBITDA. Немного больше единицы, что говорит о хорошем финансовом здоровье организации. Мы готовы привлекать заемные средства для в модернизации и расширения сети, это для нас приоритет на сегодняшний день. Естественно, речь идет о зарубежных кредитных ресурсах на очень хороших условиях, что снижает общую приведенную стоимость инвестиций.

За последние четыре года мы инвестировали в развитие и модернизацию сети более 3 млрд гривен. Хотелось бы, чтобы доля привлеченных средств была выше. Один им из таких шагов является заключенное в начале года соглашение по строительству сети в сельской местности с производителем телеком оборудования словенской компанией Iskratel  с использованием ресурсов Словенского банка развития SID. Это уже второе подобное соглашение. Первое мы подписали еще в первой половине 2019 года. Второе соглашение текущего года предусматривает общие инвестиции до 200 млн гривен в текущем году, значительная часть которых покрывается финансовым партнером. Мы надеемся что карантинные меры в связи с распространением коронавируса не окажут существенного негативного влияния на этот проект. На сегодня для такого предположения есть все основания.

Это основной партнер на этот год?

Для расширения - да. Но мы реализовываем и программы локальной модернизации, там линейка партнеров гораздо шире - Iskratel, Huawei, Nokia. И там мы используем собственные средства.

Какая доля собственных и привлеченных средств в инвестициях?

Для нас - чем больше привлеченных, тем лучше. Это снижает стоимость вкладываемых средств. Мы не можем раскрывать условия нашего кредитования партнерами, но они достаточно привлекательны.

Такие инструменты, как облигации, вы не рассматриваете?

"Укртелеком" - эмитент внутренних необеспеченных облигаций и мы тоже их используем при необходимости. Но это не приоритет. У нас очень привлекательные условия кредитов.

Сейчас еще продолжается судебные процессы вашего акционера "ЕСУ" с ФГИ относительно выполнения условий приватизации. они уже пошли на третий круг. Это каким-то образом влияет на процесс привлечения средств? Или инвесторы это о воспринимают как-что-то привычное?

Нет (смеется). К плохому не надо привыкать. К сожалению, судебная тяжба негативно повлияла на выполнение программы модернизации технической инфраструктуры, трансформации бизнеса в целом. По сути - это искусственное торможение инвестиций. Если бы не было настолько затяжного судебного процесса и было признано бы полное выполнение инвестобязательств, то на сегодняшний день и объем привлеченных инвестиций, и собственных был бы более значительным. Мы могли бы  осуществлять технологическую трансформацию более быстрыми темпами. Но обстоятельства сложились так, как сложились. Мы с оптимизмом ожидаем получение положительного для нас результата в суде, поскольку уверены в своей правоте.

В завершение актуальный вопрос о карантине. Какие меры предпринимает компания, рассматривает ли вы вопрос перевода хотя бы части процессов в онлайн. как это сказывается на вашей работе как крупной компании национального масштаба?

Мы предпринимаем меры, чтобы не было непредсказуемо негативного влияния на операционные процессы. Мы предприняли шаги, чтобы обезопасить наших сотрудников, минимизировали количество внутренних поездок, позволили более 5 тысячам сотрудников, особенно родителям маленьких детей и школьников,  использовать удаленный режим работы, а это, между прочим, около 15% всех сотрудников отрасли. Минимизированы командировки по территории страны с приоритетом использования ВКС, Skype for business или телефонных переговоров. Использование ж/д и авиа транспорта запрещено, для непрерывных бизнес-процессов используется легковой служебный транспорт.  Мы проводим дезинфекционные мероприятия, трехразовые уборки помещений, проветривания, все офисы обеспечиваются необходимыми антисептическими средствами. Мы отодвинули очные программы корпоративного обучения. Профилактические работы тоже приостановлены, но ремонтно-восстановительные работы продолжаются, однако, без доступа к помещениям абонентов за исключением важных социальных объектов.

Вы ожидаете дополнительных убытков из-за карантина?

Для предотвращения или минимизации негативного влияния на операционную деятельность компании и ее финансовые результаты мероприятий по предотвращению распространения короновирусной инфекции нами созданы центральный и региональный оперативные штабы. Ключевая цель которых безопасность сотрудников,  оперативная и беспрерывная коммуникация, беспрерывность предоставления услуг клиентам и обеспечение финансовой стабильности компании. Естественно, сейчас прогнозировать, как будет развиваться ситуация очень сложно.

Испытываете ли вы проблемы из-за ограничения отмены работы междугороднего транспорта, закрытия метро?  Рассматриваете ли варианты организации транспорта для сотрудников?

Часть сотрудников переведена на дистанционную работу из дома.

Также у компании есть свой автопарк, который используется сотрудниками для рабочих поездок, выездов.

Как этот новый для общества вызов повальных ограничений в глобальном мире может изменить отрасль, да и жизнь людей в целом?

Мы видим исключительную важность качественной и стабильной связи, чтобы как можно большее количество людей смогло работать удаленно. Мы также видим усиление роли крупного системного  бизнеса в борьбе с такими вызовами. В частности, объединены усилия Фонда Рината Ахметова и всех бизнесов группы компаний SCM для преодоления последствий пандемии. Наша роль - обеспечить непрерывность коммуникаций для людей и социально важных предприятий и организаций. Можем себе представить, что если бы мы ранее хоть как-то продвинулись в направлении ликвидации цифрового разрыва - в каком количестве населенных пунктов можно было бы обеспечить, например: непрерывность учебного процесса. Сейчас во многих западных университетах и школах в лекционной аудитории преподаватель с использованием доски перед экранами удаленного доступа через высококачественных скоростной интернет продолжает свои лекции в онлайне перед аудиториями студентов и школьников. То есть эффект присутствия в лекционной аудитории остается.

Мы можем вспомнить большое количество образовательных проектов, которые существуют только в онлайне…

И где вы вопросы можете задавать онлайн, а не в чате. Полный эффект присутствия. И мы так дойдем и до виртуальной реальности.

Это стратегическое направление в мире…

Давайте на секунду себе представим. Вы в редакции, мы, возможно другие бизнесы после преодоления "коронавирусной турбулентности" вдруг придут к выводу - а ведь ничего существенно не изменилось в операционных бизнес-процессах, несмотря на хорошо организованную с использованием ИКТ удаленную работу сотрудников, либо их значительной части. Ничего не изменилось в качестве образовательного процесса с использованием удаленного доступа к преподавателям. А не стоит ли нам фундаментально пересмотреть подход к ведению бизнеса, к социальной жизни. Концептуально изменятся устои социальной и экономической жизни. Пофантазируем... И тогда возникает вопрос - готовы ли мы к этому. Не все и не везде… 

Дмитрий Кузьмин

Источник: ukranews.com

208

blog comments powered by Disqus

Телекоммуникации


Последние Популярные Коментируют

Темы форума