Голосование




влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:



Правообладатели и интернет-провайдеры: саморегулироваться или судиться

20 апреля 2018
Интернет суд справедливость

Тема вовлечения ISPs – Internet Service Providers – в борьбу с нарушением прав интеллектуальной собственности становится все горячее. Оставив попытки победить пиратство через конечных юзеров, правообладатели сосредоточились на В2В аудиториях: рекламодателях, платежных системах, провайдерах интернета и хостерах.

Последнее время большинство новостей с этих фронтов касается ISP. Давление на них происходит во многих странах.

В марте 2018 бельгийские правообладатели и интернет-провайдеры объединили усилия в борьбе с пиратством и передали правоохранителям список из 450 сайтов, нарушающих права интеллектуальной собственности.

Группа крупных канадских интернет-провайдеров и кинокомпаний обратилась к местному регулятору телекоммуникаций CRTC с просьбой создать локальную программу блокирования пиратских сайтов. Такая программа будет первой для Северной Америки.

В Японии нет правовых оснований для блокировки доступа к контенту, а конституция страны запрещает цензуру. Но в апреле 2018 правительство планирует обратиться к интернет-провайдерам с требованием блокировать пиратский контент.

The Pirate Bay недавно пострадал от того, что голландская антипиратская инициатива BREIN убедила интернет-провайдеров прикрутить траффик на этот сайт, и он был снижен в Нидерландах на 40%. А до этого было несколько лет судов BREIN против интернет-провайдеров, включая Верховный суд и Европейский суд.

Суды, то есть длинные и дорогие разбирательства, или саморегуляция и досудебные механизмы блокировки нелегального контента?

Пусть нас расСУДят

Шведский интернет-провайдер Bahnhof считает, что решение о блокировке доступа может принять только суд, и чем выше инстанция, тем лучше. Недавно он подал апелляцию на решение суда, которое требовало передать в полицию данные о сайте-пирате. Bahnhof заявили, что это противоречит нормам ЕС: «Пиратство не является настолько серьезным преступлением, чтобы вторгаться в личную жизнь». Bahnhof хочет, чтобы «сам Европейский суд вынес решение по этому вопросу».

В Великобритании крупные телеком-компании BT и ЕЕ подали в Верховный суд Великобритании протест. Он не согласны, что ISP должны нести расходы, связанные с блокировкой доступа к пиратскому контенту. BT и ЕЕ говорят, что хотя они не против блокировать контент, нарушающий авторские права, нести расходы на это должен кто-то другой. Но каковы эти расходы? Это отдельный вопрос. Мониторинг контента делают сами владельцы авторских и смежных прав.

Решению вопроса через суд отдают предпочтение и украинские провайдеры интернета. Александр Петруня, руководитель «Хатанет»: «Если коротко, то лучше судебное решение вопроса, так как досудебные механизмы и саморегуляцию, в разрезе пиратства, я слабо представляю».

С ним согласен директор интернет-провайдера «Триолан» Вадим Сидоренко: «В любом случае, должен кто-то решить, что это пиратское либо не пиратское. На сегодняшний день это суд. А то возникает другая проблема — мы заблокировали, а человек или компания жалуется и подаёт встречно в суд на нас за то, что мы блокируем его деятельность. Поэтому на сегодняшний день другого варианта, как решение суда, у нас нет».

Высокие отношения правообладателей и интернет-провайдеров в Украине

В 2010 году правительство Украины в сотрудничестве с правительством США разработало «План действий» для борьбы с пиратством. Он так и не был воплощен. «Не были решены проблем ответственности провайдеров и обработки запросов на блокировку доступа к нелегальному контенту», сказано в отчете Международного альянса по интеллектуальной собственности IIPA 2017 года. Этот отчет подается Торговому представителю США для создания «Списка 301».

В 2013 году Торговый представитель США отнес Украину к «приоритетным странам» в плане претензий к нарушению прав интеллектуальной собственности. Среди прочего была претензия, что Украина не способна «создать прозрачные и предсказуемые положения об ответственности третьих лиц, способствующих пиратству; ввести такую ответственность для интернет-провайдеров; обеспечить исполнение заявок на блокировку доступа к нелегальному контенту».

Действующий тогда в Украине «Закон о телекоммуникациях» (Пункт 4 статьи 40 «Ответственность операторов») прямо заявлял, что интернет-провайдеры «не несут ответственности за содержание информации, передаваемой через их сети». Статья 38 уточняла, что интернет-провайдеры могут блокировать доступ к контенту, нарушающему авторские права, по постановлению суда.

В 2016 в Отдел киберполиции для борьбы с преступлениями в интернете Департамента национальной полиции были набраны 30 следователей. Но уголовно-процессуальный кодекс Украины не предоставляет полиции полномочия ex officio, поэтому она не может возбуждать уголовные дела против онлайн-пиратов, пока правообладатель сначала не предъявил иск о возмещении ущерба. «Когда возбуждаются уголовные расследования, усилия полиции часто не дают результата из-за отсутствия сотрудничества со стороны интернет-провайдеров, которые отказываются предоставлять информацию о пользователях-нарушителях», — сказано в отчете IIPA 2017, — «Многие сайты, нелегально размещающие защищенные авторским правом произведения, процветают частично из-за поддержки местных интернет-провайдеров … хотя некоторые интернет-провайдеры блокируют доступ к нелегальному контенту по запросу правообладателей».

Отчет IIPA 2017 содержал такую статистику: Американская ассоциация кинокомпаний (MPAA) через своих представителей в Украине УАПА разослали 2285 запросов интернет-провайдерам на удаление своего контента, но большая часть их осталась без ответа.

В 2017 году появился закон «О государственной поддержке кинематографии». Он описывал процедуру досудебной блокировки доступа к контенту, защищенному правом интеллектуальной собственности и нелегально размещенному в онлайне. Он содержал юридические стимулы для третьих сторон к сотрудничеству с правообладателями. В частности, обязывал интернет-хостеров предоставлять информацию о нарушителях авторского права правоохранительным органам и правообладателям.

«Четкая ответственность третьих лиц имеет решающее значение для эффективного соблюдения закона и сотрудничества с правообладателями. … К сожалению, ИнАУ выступает против реформ по введению ответственности интернет-провайдеров, в том числе правилам уведомлений о нарушении прав интеллектуальной собственности», — сказано в отчете IIPA.

Интернет-ассоциация Украины ИнАУ действительно занимает жесткую позицию о том, что правообладателям необходимо напрямую решать свои вопросы с пиратами, не пытаясь заполучить в помощники ISP.

В 2017 году был опубликован отчет Торгового представительства США (United States Trade Representative) Special 301 Report, который фактически является главным отчетом о нарушении авторских прав в мире. Он говорит о «провале внедрения эффективных мер борьбы с широко распространенным нарушением права интеллектуальной собственности в интернете в Украине». Хотя Соединенные Штаты признают, что с тех пор Украина сделала позитивные шаги, но проблема, говорится в отчете, не решена.

В частности, из-за переформатирования государственных служб сейчас нет такой прописанной в законе позиции, как «государственный инспектор по вопросам интеллектуальной собственности», без которой закон «О государственной поддержке кинематографии в Украине» не может полноценно работать. Эта позиция должна быть создана в Министерстве экономического развития и торговли (МЭРТ). Заместитель Министра МЭРТ Михаил Титарчук рассказал, какие действия предпринимаются Министерством для создания этой должности: по инициативе МЭРТ положением правительства от 13 декабря 2017 года №998 внесены изменения в Положения о государственном инспекторе по вопросам интеллектуальной собственности; разработана и прорабатывается нормативно-правовая база для госконтроля над соблюдением защиты права интеллектуальной собственности; разработаны проекты приказов МЭРТ, подлежащих регистрации в Минюсте, которые призваны регламентировать проверки инспекторов; просчитывается бюджет на работу инспекторов. После чего институт госинпекторов по интеллектуальной собственности должен заработать.

Создание в законе «О государственной поддержке кинематографии в Украине» системы для ограничения хостерами доступа к пиратскому контенту является важным шагом вперед. «Однако аспекты нового закона вызвали беспокойство многих заинтересованных групп, которые считают, что некоторые зоны ответственности и обязанности слишком неоднозначны или слишком обременительны для действенного реагирования на онлайн-пиратство», — сказано в отчете.

ИнАУ расценивает эти слова как доказательства что в законе «перегнули палку»: «ИнАУ полностью разделяет позицию Торгового представителя США, которая отражена в Special 301 Report 2017 о том, что положения Закона ”О государственной поддержке кинематографии в Украине” слишком неоднозначные и тяжелые для хостеров. Эти положения фактически привели к нарушению баланса интересов и нарушают права субъектов хозяйствования. ИнАУ выступала за ветирование этого закона и за необходимость обеспечения в Украине подходов к противодействию распространению незаконного контента, принятых в демократических странах мира». На вопрос, какие именно положения ИНаУ считает «слишком неоднозначными и тяжелыми для хостеров» Ассоциация ответила, что все, прописанные в законе.

Медиаэксперт Александр Глущенко замечает: «Вопрос борьбы с пиратством давно лежит на поверхности и гарантированного способа победы над этим явлением в мире еще не придумали. Если говорить про Украину, какое бы решение не было принято, всегда найдутся потерпевшие, пострадавшие и сочувствующие, которые привыкли, что свобода в сети интернет – это возможность обмениваться «чужой» собственностью. Законодательство очень сильно отстает от технологий и напоминает догоняющего. Сами «флибустьеры», которые решили, что они имеют полное право паразитировать на чужой собственности, воровать и перепродавать либо отдавать бесплатно, боятся в первую очередь не законов или правообладателей, а таких же коллег по цеху».

А в это время в демократических странах мира

В начале 2018 года апелляционный суд Четвертого Округа США постановил, что интернет-провайдеры обязаны прекратить обслуживать «системных нарушителей» на основании заявлений от правообладателей. Суд принял это решение в деле BMG Rights Management (правообладатель) v. Cox Communications (интернет-провайдер). И это решение ужесточило юридические требования к провайдерам интернет-услуг в плане борьбы с онлайн-нарушителями. Суд также пришел к выводу, что Cox потерял свой safe harbor, поскольку у него не было никакой внутренней политики отношения к системным нарушителям прав интеллектуальной собственности.

Обвиняемый выбрал стратегию выяснения, что называть «системными нарушителями». Cox сделал предположение, что это только те, кто уже привлекался в суд за нарушение права интеллектуальной собственности. Термин «системный нарушитель» четко не определен в DMCA, однако по мнению судьи Мотца, термин «нарушитель» не ограничивается судебным исками.

Если бы у интернет-провайдера была политика саморегуляции, возможно, он мог бы там дать это определение.

Похожее судебное разбирательство в США прошло в марте 2018 года. В ней музыкальные правообладатели подали иск против провайдера интернет-услуг Grande Communications. Ассоциация звукозаписывающей индустрии Америки говорит, что Grande не борется с системными нарушителями авторских прав среди своих клиентов. И ратуют за вывод провайдера из safe harbour.

Некоторые провайдеры составляют политики саморегуляции, как например, американский Comcast (владеет крупнейшей в США кабельной сетью и является крупнейшим интернет-провайдером США). Comcast опубликовал свою политику отношения к системным нарушителям авторского права в интернете в конце 2017 года. Это было ответом на призыв американского правительства к саморегуляции провайдеров интернета. «Любое нарушение авторских прав третьими лицами нарушает закон», — пишет в своей политике Comcast. — «Мы оставляем за собой право блокировать доступ к любой учетной записи нашего клиента, по которой получаем повторные уведомления о нарушении права интеллектуальной собственности от владельцев контента».

Провайдеры или хостеры

В «Законе о государственной поддержке кинематографии в Украине» третьей стороной, которая должна блокировать доступ к нелегальному контенту, являются хостеры.

И украинские интернет-провайдеры считают, что это справедливо. Руководитель интернет-провайдер «Павутина» Александр Арутюнян: «Интернет-провайдер вообще ничего не должен блокировать. Просто никогда. Задача интернет-провайдера предоставить качественную связь. Именно связь, а вопросы контента к провайдеру никакого отношения не должны иметь. Что касается хостинг-провайдеров, то тут другой вопрос, да они должны реагировать и не предоставлять услуги/блокировать пиратские сайты на своем подконтрольном сервисе и только через решение суда».

Его поддерживает Александр Петруня: «Обязывать провайдеров блокировать доступ — не совсем правильно. Было бы более быстро и логично блокировать на стороне хостера, ибо именно на площадках хостера нарушается закон. А взвалить блокировки неугодных ресурсов на провайдеров — этом может легче для правообладателей, но никак не легче для провайдеров».

Но «в демократических странах мира» ISP – это именно провайдеры интернета. Есть отдельно хостеры — Hosting providers.

Хостеры гораздо более активно признают свою ответственность за «хранение» пиратских сайтов. Одно из свежих судебных разбирательств в США об онлайн-пиратстве подняло вопрос границ ответственности хостера за пиратство на его серверах. Хостер Steadfast согласился, что хостинг-провайдеры должны реагировать на жалобы правообладателей. Но поднял вопрос о границах своих полномочий. По мнению Steadfast, он и так достаточно плотно сотрудничает с правообладателями, блокируя доступ к контенту. Но выступает против блокирования целых сайтов с размещенными ссылками на нелегальный контент, если те к тому же их удаляют по запросу. Такую границу установил и суд. «Мне кажется неразумным закрывать сайт только потому, что в будущем возможно нарушение им прав интеллектуальной собственности, хотя сейчас налицо признаки, что мой клиент полностью законопослушен, и я рад, что судья согласился с этим», — сказал руководитель Steadfast Карл Циммерман.

То есть, для США ответственность хостеров за пиратский контент, которую признают и украинские интернет-провайдеры — пройденный этап. Теперь вопрос именно о провайдерах интернета. В Украине уже есть случаи, когда IPTV провайдер блокировал доступ к пиратскому контенту внутри своей сети. Если провайдер легальный, но находится абонент, который осознано, а иногда из-за проблем с оборудованием и не осознанно, раздает плейлист за пределы сети провайдера. Правообладатели находили такие случаи, связывались с провайдером, и он решал проблему с абонентом.

Александр Глущенко считает адекватным путь саморегуляции рынка: «Иницаитива блокирования провайдерами доступа к ресурсам, которые на 100% подпадают под категорию пиратских, имеет право на жизнь, назовем это саморегуляцией отрасли. Вслед за которой должно подтянуться законодательство, когда участники рынка формируют правила, а не чиновники. Пиратов к участникам рынка отнести, увы, не могу».

Вадим Сидоренко, руководитель интернет-провайдера «Триолан»: «Если будет создан орган саморегуляции, который будет проверять и подтверждать, действительно ли это пират, действительно ли он что-то нарушил, тогда его будем блокировать. В теории это возможно, но нужно понимать, насколько честным будет данный орган. Потому как у нас очень часто любят использовать это в вопросах конкуренции. Только появится механизм блокировки, сразу один конкурент подаст на другого конкурента. Если появится механизм саморегуляции, будет достаточный уровень доверия к нему, в первую очередь, в вопросах конкуренции, я допускаю, что возможна работа рамках саморегуляции».

Различные трактовки законов, отсутствие четких определений или однозначностей в толковании других определений, противоречия, в которые вступают различные регуляторные акты между собой – все это поводы для длительнейших судебных тяжб.

Возвращаясь к вопросу сотрудничества бельгийских правообладателей и провайдеров. Его называют необычным. Но «все меняется, идет созревание умов. Мы осознаем, что должны решать проблему пиратства», — говорит адвокат Belgian Entertainment Association (BEA) Бенуа Мишо.

Ольга Ваганова

Контент-менеджер инициативы «Чистое небо». С 2013 по 2017 год - руководитель коммуникаций группы StarLightMedia (телеканалы СТБ, Новый, ICTV, M1, M2, QTV). До этого работала в экспертной группе Kwendi, специализирующейся на работе с медийными брендами.

Источник: журнал MEDIASAT : цифровое ТВ, радиовещание и телекоммуникации

238

blog comments powered by Disqus

Интернет


Последние Популярные Коментируют

Темы форума

14 августа 2018 Телеканалы Киева
09 августа 2018 16:9 vs 4:3