Голосование




влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:



Космос. История спутника связи

03 июля 2017

После того, как редакция опубликовала свою прошлую статью «Распил вакуума», последовало значительное количество критики. Эту статью можно рассматривать и как ответ на прозвучавшую критику, и как отдельное произведение антикоррупционного жанра.

Что ж, мы сразу говорили, что прошлая статья обзорная и в неё нереально вместить конкретные примеры хищений. А указать лишь часть примеров было бы нечестно по отношению к остальным «героям».

Эта статья уже целиком посвящена одному проекту. Причём этот проект редакция сопроводила схемой распределения полномочий и ответственности внутри него, дабы не позволить функционерам и их защитникам перекладывать вину друг на друга.

Перед тем, как начать читать эту статью, мы хотим, чтобы читатель запомнил, что самоотверженный труд сотен и тысяч выдающихся специалистов космической отрасли, часто за копейки или вообще без зарплаты, не может подвергаться осуждению. Эти люди — герои.

Однако есть категория людей, которые на словах декларируют заботу о специалистах космической отрасли, а на деле просто заняты распилом бабла. Именно о подлости и цинизме распильщиков и пойдёт речь.

Пришло время показать, кто паразитирует на рассказах о «ценных кадрах», и подвергнуть сомнению риторику этих людей. Рассказы социалистического характера о заботе — эта ширма, за которой украинский космос разваливают уже третье десятилетие. Больше так продолжаться не может.

Итак, знакомьтесь — спутник «Лыбидь». Точнее, это не только спутник. «Лыбидь» в проекте — это национальная система связи, но если писать о проблемах всей системы связи, то никаких статей не хватит. А потому здесь в основном расскажем о злополучном спутнике и его трагической судьбе.

Задачи спутника

Спутник — из семейства телекоммуникационных. Может предоставлять услуги вещания и использоваться для организации практически любых видов связи: телефонии, телевидения, интернета и т. д. На самом деле весьма ценная и нужная вещь. Следить за перемещениями войск не может, так как это не спутник-шпион.

Технико-экономическое обоснование

Особых исследований рынка не проводили. Точнее, на это были списаны немалые средства, однако никаких вменяемых критериев окупаемости проекта национальной системы связи озвучено не было. Расследования касательно контрактов на маркетинговые исследования Счётная палата и Госфининспекция ведут до сих пор без особого успеха.

Основным «двигателем» проекта, судя по всему, являлась указанная во всех документах сумма в 18–20 млн долларов, которую украинские телеканалы платят за использование транспондеров третьих стран. Каким образом при таких годовых платежах (не прибылях) собирались отбить проект, затратная часть которого составляла более 250 млн кредитных долларов (то есть проценты тикают) и комиссии ещё в 30 млн долларов — совершенно непонятно. Учитывали ли конкуренцию на рынке спутниковых и телекоммуникационных услуг, раздумывали ли о конкуренции с 3G/4G — тайна, покрытая мраком.

Какие преимущества для потребителей должен предложить наш будущий спутник по сравнению с текущими проектами конкурентов, тоже узнать не удалось ни редакции, ни контролирующим органам. Хотя даже авторам проекта было понятно, что только на украинских потребителях не выехать, и были планы работы на зарубежную аудиторию.

Скорее всего, авторы проекта считали, что даже если бы проект буксанул, о его успешности могли бы позаботиться наши дорогие законодатели, организовав добровольно-принудительный переход украинских телеканалов на его мощности. А, может, никто ничего не считал.

Однако будем объективными, в нынешних условиях собственный передающий спутник для Украины был бы не лишним. Война имеет свою цену, в том числе и за свою собственную связь. В общем, как кажется редакции, критика ТЭО (и частично целеполагания) конкретного проекта в данном случае весьма вторична, по сравнению с самой организацией как проекта, так и работы отрасли в целом.

Будем считать, что проект мог бы быть успешен при толковом подходе к делу. Перейдём к следующему этапу.

Схема взаимодействия

Вот тут начинается смакота нереального уровня. Сначала картинка, чтобы вы понимали всю структуру.

Космос. История спутника связи

Как видите, во главе всего этого проекта (собственно, как и всего украинского космоса) должно стоять ГКАУ — Государственное космическое агентство Украины (оно же НКАУ, редакция взяла написание с официального сайта). В проекте «Лыбидь» ГКАУ выступает основным его идеологом от имени государства.

Но на схеме ГКАУ никак не связано с проектом «Лыбидь» стрелочками. И это не ошибка. По сути, это агентство, как профильный представитель воли государства и уполномоченный орган управления, должно было выступать контролёром как проекта «Лыбидь» в частности, так и ГП «Укркосмос» в общем.

Однако ГКАУ не разработало стратегической программы для ГП «Укркосмос» до начала проекта «Лыбидь» и не может показать её сейчас. Понятное дело, что без наличия внятной и подробной стратегической программы с чётким целеполаганием, vision и описанием подходов, осуществлять контроль за деятельностью ГП «Укркосмос» не представлялось возможным. Теоретически ГКАУ могло бы контролировать проект на основе договоров, но изменение в них там вносились постоянно, и, самое главное, агентство не имело допуска к отношениям между контрагентами и генподрядчиком.

– А как там проект «Лыбидь»?

– Да всё нормально, идёт.

– А, ну окей!

То есть, ГКАУ использует для проекта «Лыбидь» позицию 48 градусов. Не будем заморачиваться пояснениями, что это значит, лишь скажем, что изначально ГП «Укркосмос» брало кредит и вело переговоры о позиции 38,2 градуса. Однако Министерство транспорта и связи провтыкало подать официальное требование на эту позицию, и мы её потеряли. Ну, вы поняли.

Кредит взят, причём немаленький. Страховка, проценты капают, сроки окупаемости улетают в космос, а никто ничего не делает. Контракт с MDA подписали 22 июня 2009 года, и лишь через 18 месяцев после того, как ГП «Укркосмос» получило кредит, оно передало MDA новые ТЭО по проекту с новой позицией и, соответственно, новые требования к полезной нагрузке. Только после получения этих требований MDA могли начать проектирование спутника и, собственно, системы связи.

Почему это всё произошло? ГКАУ не мониторит частоты, а Минтрансу вообще на всё было пофиг. Только простой за 2010–2011 годы комиссией за риск и обслуживанием кредита стоил Украине 364 млн гривен. Ощущаете размах? Сотни миллионов гривен в трубу. А мы ещё даже не начали разбирать сам проект.

Изначальная менеджерская ошибка предопределила крах всего проекта в будущем. Без программы, критериев окупаемости и KPI никакого наблюдения за проектом не вели, потому что было непонятно, за чем, вообще, нужно следить и к чему проект приведёт. Вот не следили, например, за частотами — и гляди ты.

У редакции есть чёткое ощущение, что основной задачей проекта был распил средств, слегка прикрытый для наивной общественности околопроектными заявлениями в духе «вот у нас есть ценные кадры, опыт и недоделанные проекты, — а давайте их загрузим».  И этим ощущениям есть немало подтверждений.

Идём по схеме дальше. Основным заказчиком проекта являлось ГП «Укркосмос», которое, ввиду полной импотенции космического госагентства, быстро перетянуло одеяло на себя и в дальнейшем управляло проектом самостоятельно. Настолько самостоятельно, что генподрядчика и, собственно, сам проект выбирали без особого конкурса. Дескать, денег у «Укркосмоса» нет, под проект с «предложением участия украинских мощностей» денег никто не даёт, а вот канадская компания MDA готова было поспособствовать получению кредита у канадской же организации КЭА (Канадское экспортное агентство). Кредит канадцы дали, конечно же, под украинские государственные гарантии.

Согласитесь, если бы вашей целью было сделать благо Украине, то вы, наверное, устроили бы тендер, на котором позволили генеральным подрядчикам соревноваться со своими проектами, чтобы победил самый лучший? А раз ваш проект должен быть прибыльным, то на него без проблем дали бы денег ЕБРР или частные банки? В идеальном мире всё так.

Но мы живём в мире освоения государственных денег.

Если вы продекларируете, что ваша цель — «загрузить имеющиеся мощности» и «использовать уникальный опыт», тендер проводить уже необязательно. Потому что вам не нужен лучший или вообще рабочий проект. Вам нужен особенный проект — тот, в котором победят отечественные предприятия из вашей отрасли.

Итак, ГП «Укркосмос» на основании видения ГКАУ само выбрало под наш украинский проект спутника «Лыбидь» генерального подрядчика — канадскую компанию McDonald Dettwiler and Associates Corporation (MDA). MDA — это просто компания, которая производит спутники. Однако в нашем случае она почему-то взяла на себя полный комплекс работ — от создания наземной станции и страхования до вывода на орбиту. Так как проект был составлен, по сути, с учётом украинских требований о «загрузке имеющихся мощностей» (авторства ГКАУ и ГП «Укркосмос»), то кредиты на его выполнения пришлось брать и оформлять именно на ГП «Укркосмос». Потому как MDA отвечать деньгами за причуды «красных директоров» и советских управленцев отказалась. При этом, будем честными, MDA согласилась закрыть глаза на странности с оплатой на одном из этапов. И тут следует рассмотреть схему повнимательнее, потому как это очень интересный этап.

Смотрите на ту часть проекта, которая называется «Услуги запуска».

Очень странный этап.

Во-первых, это единственная часть проекта, где появляется таинственный «финансовый координатор» — Bricklin Limited. Очень странно. Почему-то заплатить ВАТ «ИСС» (Россия) и Thales Group (Франция) ребята из MDA смогут без помощи «финансового координатора», а украинскому «Южмашу» надо платить по-особенному. Почему так?

Во-вторых, это единственная часть проекта, которая целиком состоит из украинских и российских предприятий. Украинские предприятия — это КБ «Южное» и «Южмаш», российские — это ФГУП «ЦЭНКИ», НПО им. Лавочкина и филиалы «ЦЭНКИ». То есть, по сути, отечественные предприятия и «Роскосмос». Появление «координатора» начинает казаться ещё более странным.

В-третьих, Bricklin Limited — это сейшельский офшор. Мы тут не по «стандартам BBC» работаем, потому истерику поднимать не будем сходу. Офшор — это инструмент. Офшоры используют для разных целей, например, чтобы иметь удобное право собственности на активы или находиться в «правильной» юрисдикции. Однако тут мы видим, что Bricklin Limited координирует финансовые потоки и ничем не владеет. MDA не может заплатить «Южмашу» без сейшельского офшора? Подозрительный функционал, запомним это.

В-четвертых, смотрим на название этого этапа проекта. Услуги запуска. Ещё раз. Услуги запуска. Кто-то может нам пояснить, что в разделе «Услуги запуска» делает КБ «Южное» с ценной миссией «разработка ракеты-носителя "Зенит"»?

Понимаете, спутник — это просто полезная нагрузка. Её на чём хочешь можно запускать в космос. Всё, что способно вывести на нужную орбиту полезную нагрузку такой массы, подходит. «Лыбидь» — это довольно тривиальный гражданский спутник связи, которые обычно строят. Для него не надо проектировать отдельную ракету. Это излишне.

Вот в этом пункте и вылезает эта глупая, бессмысленная и бесполезная декларативная «забота» об украинской космической отрасли. «Забота», под прикрытием которой функционерами и чиновниками был распилен не только этот проект, но и весь украинский космос целиком. Для того, чтобы «загрузить работой "Южмаш"», ГП «Укркосмос» возьмёт кредит за рубежом, потом заплатит MDA, та заплатит сейшельскому офшору, тот, в свою очередь — КБ «Южное», чтобы там адаптировали ракету «Зенит» для запуска этого спутника. Кроме того, MDA заплатит российским «ЦЭНКИ» и «НПО имени Лавочкина», потому что «Южмаш» сам ракету-носитель собрать не может и берёт разгонный блок у «Лавочкина». И всё для того, чтобы по итогу сейшельский офшор заплатил заводу «Южмаш».

Какой в этом смысл? Ну, вряд ли это сделано для того, чтобы руководство «Южмаша» могло себя бить в грудь пяткой и рассказывать о том, что оно приносит в страну валюту. Мы это ниже поясним, а пока остановимся на том, как ситуация выглядит. Понятно, что, с точки зрения «Южмаша», всё окей. Ну, им же офшор валютой платит — заводчане думают, что они молодцы. У них сейчас эта ракета «Зенит» на 80% готова (85%, 90%, 99,9% — who cares?), деньги освоены — всё хорошо.

А как это выглядит с точки зрения государства Украина и его налогоплательщиков?

Для запуска конкретного спутника не надо проектировать новую ракету или модернизировать старую, и не надо запускать украинский спутник только и исключительно украинской ракетой. Нужно просто заказать на мировом рынке (уже давно достаточно конкурентном) услугу по его выводу на орбиту. Хоть у индусов, хоть у россиян, хоть у ЕС, китайцев, американцев и т. д. и т. п. 

Если уж необходимо провести модернизацию собственного ракетоносителя и загрузить собственное ракетное производство, то надо этот проект запускать отдельным направлением (причём в рамках стратегической программы КГАУ и для конкретных целей, а не просто так, чтобы завод не простаивал). Не надо модернизацию и изготовление ракеты включать в проект, где берут кредит на национальную систему связи, обещая в будущем какую-то прибыль. Потому что обычно в сложных проектах не кладут все яйца в одну корзину, а хеджируют риски, распределяя их по участникам, ведь  у проекта есть сроки, контрактные обязательства, штрафные санкции и комиссия за риск.

Под вывеской «обеспечения работой ценных кадров» украинскими чиновниками MDA была навязана хитрая схема по распилу государственных средств. Да, да, да. Мы про тот самый офшор. Понимаете ли, изначально при взгляде на схему взаимодействия возникает вопрос: а зачем нам генподрядчик на все части проекта без исключения?

Ну, давайте представим, что мы таки решили выбрать для вывода спутника на орбиту украинский «Зенит» и загрузить работой «Южмаш». Вот такие мы добрые в нашем социалистическом отечестве. Так пусть ГП «Укркосмос» напрямую договаривается с ФГУП «ЦЭНКИ» о запуске ракеты и напрямую в гривнах платит «Южмашу» и КБ «Южное» за её разработку и строительство. Для ГП «Укркосмос» это будет вполне профильная деятельность, а вот для MDA — совсем нет. Если платить напрямую вообще — выгода светит: оплата «Южмашу» и КБ «Южное» может идти в гривнах и кредит можно брать в гривнах. Почему было не сделать так?

Потому что MDA — частная иностранная компания, которая анонимность своего контракта бережёт, как зеницу ока. Потому что MDA должна была всех прикрыть, как зонтиком. Потому что цель была распилить, а сказки про «ценные кадры» для того, чтобы отвлечь внимание населения.

Однако вылез пунктик.

MDA очень сильно упиралась от появления в схеме расчёта «координатора», который ничем не владеет, ни за что не отвечает и никому ничего не должен. Потому руководство ГП «Укркосмос» написало MDA о том, что государство Украина в лице ГП «Укркосмос» берёт на себя ответственность за любые проблемы, которые приключатся с этим самым офшором, которому MDA должна перевести деньги. То есть люди тупо вставили «прокладку» и заставили генподрядчика отдать ей все бабки. Когда подрядчик упёрся, ему на эту передачу средств выдали гарантии. Это явный распил, потому как из этого конфликта становится понятно, что Bricklin Limited не был никаким «координатором», а был банальной «прокладкой», причём предназначенной именно для расчёта с украинскими предприятиями. Выстраивается чёткая линия: украинские чиновники – офшор – руководство украинского завода.

Однако приключения только начинались. Да, да, да. Чем сильнее копаешь в этой истории, тем сильнее глаза лезут на лоб.

Итак, вы помните, что мы всё ещё находимся в разделе «Услуги запуска» и должны загрузить работой ценные кадры?

Сейшельский офшор Bricklin Limited перечисляет заводу «Южмаш» деньги на строительство ракеты. Так как руководство «Южмаша» уже позаботилось до упора о «ценных кадрах», то ситуация на предприятии аховая. Именно потому руководство «Южмаша» принимает эпохальное решение: часть средств, полученных на реализацию проекта, потратить на собственные нужды предприятия.

Так как хитрое руководство «Южмаша» имеет собственный взгляд на эту проблему, то оно предпочитает использовать для этого случая не слово «воровство», а словосочетание «нецелевое использование средств», причём «вынужденное», да ещё и «ввиду критического положения предприятия». Потому и мы не будем говорить слово «воровство», потому что иначе набегут бородачи с криком «пгеступление гаскрыто» и с рассказами о том, что руководство «Южмаша» просто решило «пегекгедитоваться».

Суть в том, что на момент перевода денег «Южмаш» фактически не в состоянии осуществлять профильную деятельность. Завод — банкрот. И потому из денег на строительство ракеты «Зенит» руководство завода решает заплатить за свет, воду, газ и так далее (иначе их отключат, и работать будет совсем нельзя). Аналогичным образом надо погасить долги по зарплате, иначе ценные кадры, измученные невыплатами и обещаниями «заботливого» руководства, просто не придут на работу. Ну, плюс там бензин, текущие расходы, себе чуть-чуть напилить и расчитаться с долгами некоторым ключевым контрагентам. 72,7 млн гривен из суммы, перечисленной «Южмашу», уходят в космос досрочно. По тем временам это почти 9 млн долларов.

Все эти деньги берут из средств, предназначенных именно на строительство «Зенита» и, по сути, кидают в оборот «Южмаша». Как результат, ракету «Зенит» для доставки спутника «Лыбидь» на орбиту достроить становится невозможно, потому что не хватает средств.

Конечно, великие управленцы «Южмаша» не совсем идиоты, и планировали действительно «пегекгедитоваться». Проще говоря, средства для того, чтобы закрыть свежесозданную дыру по проекту «Лыбидь», «Южмаш» планировал изъять в будущем из проекта по изготовлению первой ступени ракетоносителя «Антарес» для компании Orbital. Ну, той Orbital, о которой мы писали в первой части статьи. Вы помните этот проект?

Там всё взорвалось к чёртовой матери. Сейчас американцы (на самом деле те ещё любители сэкономить) в экстренном порядке ищут замену установленным в этой первой ступени ещё советским раритетным (производство 1970-х годов прошлого века) двигателям НК-33 на что-то более удобоваримое, и потому запусов не проводят. То есть денег нет.

Кстати, такой хитрый финт ушами, как запуск денег с проекта в оборот, текущая практика «Южмаша» позволяет делать без проблем, потому как у них вообще нет понятия проектного финансирования, а есть общая калькуляция по незавершённым проектам. Ну, они там со статьи на статью перекинули — и всё отлично. А то, что ракета не достроена и на завершение её строительства денег нет — ну то уже не повезло.

Но и это ещё не конец. Представители офшора Bricklin Limited 24 апреля 2014 года внезапно заявляют о том, что все их средства в количестве 8,2 млн долларов лежали в кипрском Laiki Bank (он же «Народный банк Кипра»). Во время банковского кризиса на Кипре по решению тамошних властей Laiki Bank был расформирован и поглощён своим конкурентом Bank of Cyprus. Причём это случилось больше чем за год (март 2013-го) до того, как представители Bricklin Limited изволили об этом сообщить. В общем, деньги заблокированы, когда будут — не ясно. Крутите фонарики, ждите ответного гудка.

Какая неожиданность, да? Никогда такого не было, чтобы «прокладка» растворялась с деньгами, и вот опять. Как мы помним, «Укркосмос» принял на себя все обязательства по невыплате офшором денег, и потому канадская MDA смущённо разводит руками. Денег нет.

Как результат, сейчас на то, чтобы завершить строительство «Зенита», «Южмашу» не хватает более 100 млн гривен, которые неизвестно, где брать. А проценты по кредиту продолжают капать.

Однако и это ещё не всё.

По большому счёту, не понятно, стоит ли эту ракету и систему связи достраивать вообще. Пока теряли и искали частоты, пока затягивали работы по проекту из-за феерического менеджмента, пока то да сё, время ушло. Стратегического видения системы связи нет до сих пор. Однако и без стратегии хватает проблем.

Дело в том, что всю наземную структуру управления и связи для спутника строили… в Крыму, а он сейчас оккупирован. Теперь «Укркосмос» ещё раз заново строит резервную структуру и опять договаривается с операторами.

Сам спутник лежит на ответственном (ха-ха три раза!) хранении у ВАТ «ИСС», то есть у тех самых оккупантов Крыма. Что там с ним — никто не знает. Что туда успели вставить россияне — никто не знает. Запуск «Зенита» должны осуществлять с космодрома «Байконур» тоже оккупанты из ФГУП «ЦЭНКИ». Разгонный блок в «Зените», как мы помним, российский от «НПО им. Лавочкина», а наши с россиянами совместные проекты имеют странную тенденцию взрываться. Да и просто у россиян всё имеет тенденцию взрываться.

Посмотрев на феерический менеджмент и целеполагание, кипрские «прокладки» и постоянные переносы сроков, MDA заявила о выходе из проекта, потому как число форс-мажоров и уровень идиотизма в проекте достигли пика. Сейчас МИД Украины пляшет вокруг правительства Канады и MDA с целью не допустить выхода канадцев из проекта, потому что в случае разрыва контракта надо будет за 30 дней полностью погасить пару сотен миллионов долларов кредита.

Проценты по нему нужно платить. Страховку нужно платить. Комиссию за риск нужно платить.

Перспектив никаких.

И в этом расследовании мы не затрагивали такие мелочи, как контракты предприятий (задействованных в проекте) с явными признаками обнала. Не затрагивали вопрос с судьбой процентов по депозиту от остатков средств, там, где средства таки положили на депозит. И не затрагивали вопрос, почему в некоторых случаях украинские участники проекта этого не сделали (известная схема заработка, когда руководство госпредприятия в банке держит средства на расчётном счету, а не на депозите, а банк доплачивает руководству за такое «дальновидное» решение). Не затрагивали вопрос нерационального использования активов, фиктивных или завышенных командировочных, трудоустроенных любовниц и прочих мелочей. Потому что иначе эту статью не закончили бы никогда.

Потому что, в принципе, сама организация проекта (да и вообще всех космических структур Украины в том виде, в котором она была и есть) — это один огромный факап.

Отсутствие внятного бизнес-плана нацсистемы связи у «Укркосмоса» и/или ГКАУ стало преградой для получения кредитных средств и проведения внятного тендера на выполнение проекта. Как результат, пришлось выбирать не лучший проект, а придумывать свой и искать подрядчика, который мог достать под этот проект деньги. Но и работать спокойно подрядчику не дали.

Якобы для того, чтобы обеспечить загрузку национального производителя и использовать исключительно украинскую ракету «Зенит» для вывода спутника на орбиту, была создана абсолютно неконтролируемая и непрозрачная организационная и финансовая система по обеспечению вывода на орбиту спутника системы национальной связи. Изначально целеполагание в проекте была поставлено задом наперёд, в угоду декларативной «заботе» о «загрузке предприятий», которое было лишь ширмой для схемы распила.

Для того, чтобы украсть миллионы долларов, были пущены на ветер сотни миллионов долларов.

Для того, чтобы впрыснуть десятки миллионов гривен в оборот предприятий, были потрачены миллиарды гривен.

Изначально система связи должна была заработать накануне «Евро – 2012» и обеспечивать трансляцию с чемпионата. Однако на дворе уже 2016 год, а у нас нет ни спутника на орбите, ни готовой ракеты — ничего. Стратегической программы для «Укркосмоса» тоже нет, как мы и говорили. Бизнес-плана для национальной системы связи тоже нет, а ведь её таки собираются достраивать.

Ничего нет. Кроме долгов, процентов, штрафов, пени, страховок и комиссий. Общие потери по проекту уже перевалили за 300 млн долларов.

Убытки «Укркосмоса» за 2014–2015 год составили более 4 млрд гривен, и большая часть из этих потерь — просто пересчёт долларовых кредитов от различных проектов, что на нём висят.

Как видите, если отталкиваться от загрузки мощностей и логики сохранения кадров, мы каждый раз приходим к ситуации, когда мощности космической индустрии в Украине простаивают, а кадры сидят без работы и без зарплаты.

Это не потому, что кадры плохие. Совсем нет.

Это потому, что под декларативной ширмой «заботы» очень удобно чувствуют себя всякие ушлые распильщики, которых туда набивается вагон и тележка.

И пока украинский космос не откажется от глупого целеполагания и не перейдёт к внятным бизнес-моделям — изменений можно не ждать.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

Источник: petrimazepa.com

1029

blog comments powered by Disqus

Телевидение


Последние Популярные Коментируют

Темы форума

09 сентября 2019 Радио Прямой ФМ