Голосование




влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:



«Всем очень страшно, потому что “Зеонбуд” — частная компания»

19 июля 2018
Топ-менеджеры StarLightMedia Федор Гречанинов и Андрей Партыка – о влиянии отключения аналога на сроки кодирования спутника и новые цены для кабельных провайдеров, о возможностях и предостережениях для них, а также о тарифах КРРТ и их влиянии на тарифы «Зеонбуда».
«Всем очень страшно, потому что “Зеонбуд” — частная компания»

1 августа в Киеве и в Кировоградской области отключают эфирного аналоговое вещание. В Украине - 1 сентября. Чтобы смотреть телевидение, воспользуйтесь сервисами по ссылками :

Omega TV для мобильных телефонов

Omega TV для приставок на Android

13 июня Кабмин установил сроками отключения аналогового телевидения 31 июля для Киева и Кировоградской области и 31 августа – для остальной территории Украины. Перед этим в течение трех лет сроки отключения аналога в нашей стране неоднократно переносились. Одним из аргументов в пользу неготовности страны к полному переходу на цифру называли «белые пятна» в покрытии «Зеонбуда». И хотя сейчас правительство настроено отключить аналог решительнее, чем когда бы то ни было, покрытие «Зеонбуда» не изменилось: провайдер лишь выявил готовность достроить 47 передатчиков предположительно к началу 2019 года.

Вчера «Детектор медиа» опубликовал первую часть посвященного отключению аналога интервью с директором по стратегическому развитию StarLightMedia Федором Гречаниновым и гендиректором сейлз-хауса StarLight Sales Андреем Партыкой – о влиянии происходящих в телеиндустрии процессов на рекламный рынок. Эту публикацию мы закончили как раз обсуждением «белых пятен» «Зеонбуда». Сегодня мы предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью – о возможностях и предостережениях для кабельных провайдеров, о влиянии отключения аналога на сроки кодирования спутника и новых ценах для кабельщиков, а также о тарифах КРРТ и их влиянии на тарифы «Зеонбуда». Вопросы вместе с нами составляла и задавала управляющий партнер Kwendi Media Audit Светлана Калинина.

Светлана Калинина: Исходя из стоимости достройки «Зеонбудом» 47 передатчиков, проще каждому домохозяйству с непокрытых цифрой территорий подарить спутниковый комплект. Кстати, предполагается ли покупка для особо нуждающихся приставок Т2 со скидками, спутников б/у?

Федор Гречанинов: Это отличный вопрос. Мы сами хотим задать его местным властям. Именно они знают, сколько у них пенсионеров, где они живут и ловит или нет в их районе Т2. У местных властей благодаря децентрализации даже есть деньги на это.

Галина Петренко: А тюнеры Т2 хотя бы завезены в страну?

Ф. Г.: Да.

Г. П.: По вашим оценкам, сколько этих запасов?

Ф. Г.: В Украину было ввезено 6–8 млн тюнеров Т2. Это во столько раз больше, чем используемое сейчас количество, что на рынке они точно где-то есть. Более того, почти у всех новых телевизоров есть встроенный модуль для цифрового эфирного сигнала.

Г. П.: «Зеонбуд» не отказался достроить обещанные 47 передатчиков?

Ф. Г.: Насколько нам известно, нет. У нас не было разговоров с «Зеонбудом», что этого больше не нужно делать. По тем договоренностям, которые с ним были, провайдер должен достроить свою сеть до 1 января 2019 года. Потому что он исходил из предыдущего графика отключения.

С. К.: Есть ведь еще и запланированное ранее кодирование спутникового сигнала. Как кодирование и отключение аналога пересекаются друг с другом и не выплывет ли здесь какой-то «черный лебедь»?

Г. П.: Я думаю, вы отсрочите кодирование спутника?

Ф. Г.: Действительно, кодирование спутникового сигнала с большой вероятностью может быть отсрочено. У нас есть некие ожидания того, как пройдет процесс отключения аналога. Эти ожидания позитивные, но тем не менее мы посмотрим на результат и уже тогда примем решение о том, когда мы кодируем каналы.

Г. П.: Сколько денег вы уже вложили в тюнеры для приема спутникового сигнала и станет ли чувствительным для вас замораживание этой суммы?

Ф. Г.: Это не настолько большая сумма, чтобы мы ее ощутили. Процесс идет, и эта партия тюнеров все равно приедет в Украину. Она сейчас производится.

С. К.: То есть если кодирование перенесется, то уже на следующий год?

Ф. Г.: Да.

Г. П.: Когда вы будете готовы объявлять о новых ценах для кабельных провайдеров?

Ф. Г.: Наверное, после отключения аналога.

Г. П.: Вы пока еще не сформировали цену, или не готовы говорить, или не договорились с другими группами?

Ф. Г.: Мы сейчас думаем о том, какая цена будет адекватной с учетом всех изменений. Почти наверняка она будет привязана к нашему плану по кодировке, поскольку окончательный его вариант мы вряд ли составим до отключения аналога. А не понимая, когда именно вступит в силу кодировка, трудно сложить правильную, честную цену.

Г. П.: Вы правильно сказали, что момент отключения аналога будет хорошей возможностью для кабельных провайдеров подсуетиться и подключить часть пользователей аналога. Тут вступает в силу страх кабельщиков, что кто-то из них начнет демпинговать и благодаря низкой цене к нему придет больше абонентов. У Вадима Сидоренко (гендиректора «Триолана». ДМ) была идея, что медиагруппы могли бы регулировать такие ситуации за счет более высоких тарифов за ретрансляцию для тех провайдеров, кто выставляет для конечных пользователей слишком низкую цену. Как вам такая идея? Она жизнеспособна?

Ф. Г.: Я слышу два разных вопроса. Вопрос первый: могут ли провайдеры платного телевидения в эти два месяца делать специальные акции, чтобы привлекать клиентов? Могут и мы надеемся, что будут. Другой вопрос: отдельные провайдеры пытаются не проводить акции, а долгосрочно демпинговать. В нашем понимании это разрушает рынок платного телевидения, поэтому мы к такому относимся плохо. Как вы знаете, у нас со всеми провайдерами договорные отношения. И в момент, когда крупные провайдеры говорят нам: «Если вы будете работать с теми, кто демпингует, то мы не захотим работать с вами», — для нас это понятный рыночный сигнал. Мы взвешиваем, что хуже: потерять небольшого провайдера, который демпингует и разрушает рынок, или потерять контракты с крупными игроками из-за того, что мы продолжим с ним работать. И делаем вполне очевидный выбор: мы не хотим потерять отношения ни с «Волей», ни с «Триоланом», ни с «Ланетом», ни с другими крупными игроками.

Андрей Партыка: Тут стоит вспомнить, что доходы от одного абонента в Украине, наверное, одни из самих низких, то есть наши потребители телевидения практически ни за что не платят. У нас слабо развиты кабельные платные телеканалы, и есть практически любой контент в свободном доступе. С одной стороны, оправдание — бедность, с другой — просто так сложился рынок. Но бесплатное не бесконечно, в какой-то момент оно все равно исчезает.

Андрей Партыка

Г. П.: Были ли уже такие случаи, когда крупные провайдеры говорили вам: «Не продавайте вот этому, он демпингует», — и вы выполняли такую просьбу?

Ф. Г.: Она звучит не так прямо. Это не вопрос, мол, «давайте сыграем против такого-то провайдера». Иногда крупные провайдеры приводят нам примеры тех, кто демпингует, и если бы они их не приводили, то у нас бы даже не было информации, кто продает ниже себестоимости, потому что мы не следим за региональными рынками.

Г. П.: Федор, во время ДЭК-2018 вы назвали КРРТ «злодейской организацией», и это определение ушло в народ. Отказался ли концерн от планов построить свой мультиплекс?

Ф. Г.: Это ведь часть фразы. Я сказал, что на фоне «Зеонбуда» КРРТ выглядит злодейской организацией. Это как в классическом повествовании: есть герой и злодей, антигерой. В какой-то момент нам стало странно, что частная компания «Зеонбуд» на фоне КРРТ превратилась в героя, а КРРТ на фоне «Зеонбуда» — наоборот.

Отказался ли КРРТ от плана построить свой мультиплекс? Насколько мы знаем, нет. Сейчас он эти планы, наверное, модифицирует и ищет другой способ его все-таки построить. Мы по-прежнему не поддерживаем это его намерение и считаем, что оно плохо для рынка в целом, потому что количество эфирных каналов у нас избыточно. Если сегодня КРРТ или кто-то другой построит мультиплекс, в результате которого появится еще 10 или 15–20 дополнительных эфирных каналов, это точно не сделает нашу индустрию здоровее. Я понимаю все разговоры о том, что количество эфирных каналов надо бы сократить, и, наверное, до какого-то предела это имело бы смысл, но совершенно точно их не нужно больше.

Однако мультиплекс — это не главный наш спор или риск с КРРТ. Главное — это вопрос о том, каким должен бы честный тариф КРРТ, как этот тариф считается. Если то, как считается тариф «Зеонбуда», мы уже понимаем, видим его экономику, то в случае с текущими или будущими тарифами КРРТ мы так и не поняли, почему платим вот столько. После отключения аналогового сигнала «Зеонбуд» будет использовать порядка 120 опор КРРТ. Предположим, они достроят еще какие-то, где-то не отключат — пусть будет 200. Но их у концерна больше 500. Мы говорим концерну: «Мы не хотим платить за содержание остальных опор». А концерн отвечает: «А кто будет платить?» Найдите, кому они нужны, или спилите их.

С другой стороны, мы хотим, чтобы у концерна все было хорошо, потому что если у него будут проблемы, он перестанет быть надежным партнером. Он должен стать экономически устойчивым, при этом не перекладывая расходы на нас.

Г. П.: Сейчас ваше равновесие с «Зеонбудом» тоже может нарушиться, потому что после отключения аналога вы станете меньше платить КРРТ, он поднимет тарифы для «Зеонбуда», а «Зеонбуд» — для вас.

Ф. Г.: Но мы будем знать, на сколько концерн повысит тарифы для «Зеонбуда». Это не будет тайной. И мы будем понимать, что «Зеонбуд» стал платить условно на 50 гривен больше и с нас хочет больше на 50 гривен. Именно поэтому мы просим КРРТ: пожалуйста, сделайте свои тарифы прозрачными, чтобы мы их понимали даже в тот момент, когда не будем платить вам деньги.

Г. П.: А в сумме за аналог и цифру вы рассчитываете платить меньше, чем до сих пор?

Ф. Г.: В целом мы и вся индустрия будем тратить значительно меньше денег.

С. К.: Сделайте шоп-листы такими, чтобы их все понимали. (Смеется.) Просто это стандартное требование рекламодателей к покупке телевидения. Вам все понятно в ваших шоп-листах?

Ф. Г.: Я же не рекламодатель. Мне нужен специальный толмач, рекламное агентство или какой-то специалист, который мне разъяснит.

С. К.: Концерн тоже может ввести специалиста по чтению своих условий. Я шучу, простите.

Ф. Г.: Простота и прозрачность — не всегда одно и то же. Есть много людей, которые не знают, что делать с тригонометрическими таблицами, но это не значит, что они непрозрачные. Они сложные.

Федор Гречанинов

Г. П.: 27 июня ИТК собирал пользователей телевизионной панели. О чем там говорили?

С. К.: Я туда, к сожалению, не попала. Но насколько я понимаю, встреча была посвящена результатам нового установочного исследования. Главный результат, который отличает его от исследований предыдущих лет: в Киеве 12 % респондентов утверждают, что у них нет телевидения, то есть это количество становится значимым. Раньше по умолчанию считали, что охват телевидения — это и есть люди, живущие в стране. А в манипуляции находилось диджитал-поле, когда под охватом понимали не охват страны, а охват тех, у кого есть даже не доступ в интернет, а просто cookie. Теперь же и для телесмотрения в Киеве, когда будут говорить, что охватили 70 %, то с учетом того, что у 12 % нет ТВ, это будет означать, что охватили 63 % жителей города.

Г. П.: Освободилась цифровая лицензия телеканала Business. Собирается ли StarLightMedia принимать участие в конкурсе на нее?

Ф. Г.: До сих пор не собирались, и думаю, не соберемся. Нет для нее понятной бизнес-идеи.

Г. П.: 25 июня Совет Европы организовал встречу по поводу законопроекта об аудиовизуальных медиасервисах. Очевидцы говорят, что там прозвучала фраза о возможности введения временной администрации в «Зеонбуд». Что это за идея?

Ф. Г.: Я не был на встрече, поэтому не знаю, в каком контексте это говорилось. Но несколько раз с нашим участием обсуждалась гипотетическая возможность временной администрации для «Зеонбуда» в следующем ключе. Когда кто-то начинал приводить доводы или спекуляции о том, что «Зеонбуд» в его нынешнем виде является угрозой национальной безопасности, то я лично несколько раз говорил о том, что если государство считает, что «Зеонбуд» является не обычным юридическим лицом, а относится к тому типу провайдеров, к которым есть особые требования, то государство может изменить законодательство и обезопасить себя так же, как это делается с банками. Когда государство перестает понимать, что происходит в любом частном банке, туда приходит временная администрация.

Этими же словами я могу ответить тем, кто говорит, что у КРРТ должен быть свой мультиплекс, потому что «Зеонбуд» — частная компания. Ну и что? Всем очень страшно, но это не обязательно решается строительством большого государственного мультиплекса: можно просто изменить законодательство, которое регулирует деятельность таких компаний, как «Зеонбуд». И в момент, когда «Зеонбуд» или другая такая компания сделает нечто, что с точки зрения страны опасно, страшно или недопустимо, пусть включится законодательный механизм.

Г. П.: Последний вопрос, который я хотела вам задать, когда готовилась ко встрече, касался штрафа в 1,6 млн грн. телеканалу СТБ, из-за которого вещатель судится с Нацсоветом. Штраф вынесен по аналоговой лицензии, и я предположила, что когда аналог отключат, отпадет необходимость и платить, и судиться. Но поговорив с вами, я поняла, что вещать в аналоге вы продолжите, и мой вопрос снимается. Вероятно, вы продолжите судиться, если Нацсовет продолжит настаивать?

Ф. Г.: Если честно, я и не очень-то знаю о каких-то штрафах. Если речь о программе «Один за всех», то, на наш взгляд, это была и остается очень спорная история.

Фото: Алексей Чумаченко

 

Источник: detector.media

562

blog comments powered by Disqus

Телевидение


Последние Популярные Коментируют

Темы форума